Дорогие друзья!

Литературным объединением «Тоболеск» при поддержке Компании «Содействие» был организован конкурс рассказов и очерков  «Истории войны». В конкурсе приняли участие авторы из Тобольска и Тюменской области. Предлагаем вам познакомиться с творчеством участников конкурса. Отметьте понравившиеся произведения - нам важно знать ваше мнение, поскольку оно может повлиять на окончательное решение жюри. Об итогах конкурса будет сообщено на портале «Тобольск-Информ», а рассказ и очерк, ставшие победителями, будут опубликованы в газете «Тобольск-Содействие».

Подписка на газету «Тобольск-Содействие»
Онлайн версии журнала «Град Тобольск»
Газета «Тобольск-Содействие»
Карта города Тобольска

Истории войны

Медаль за отвагу

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Плачут ли дяденьки?.. Сначала Лена думала, что, если у папы намокли глаза, он грустный – значит он плачет. Раз дяденька, то только так – скупо, без слёз. Тихо. Открытыми глазами. 

Обычно папа грустил, когда рассказывал о своем военном детстве. Картинки прошлого, как кадры черно-белого кино из жизни мальчика, появлялись ясно и отчетливо.

Вот он зимним вечером, открыв дверцу печи и подставив рядом табурет, пишет домашнюю работу под освещением, которое дает живой огонь. Чернильница, перьевая ручка, кляксы – Лена пытается представить, как писать пером и ещё в книжке, между строк, на полях – тетрадей нет, а учиться нужно, поэтому дети учатся писать на книгах и газетах. Его мама варит на печи тюрю. Что в той тюре? Кусочки хлеба, что получили по карточкам или ещё чуточку картошки?  Папина мама, Анна, работала в доме у партийного работника – убирала, готовила. Она приносила домой очистки от картофеля и из них варила двум детям еду. Папа не раз рассказывал, что самым большим лакомством военного и послевоенного детства были картофельные лепешки – но не простые. Картофель можно было найти весной на поле – земля обнажалась от снега, и дети находили мороженые картофелины, которые случайно остались незамеченными при осенней уборке.  Из них мамы и жарили самые вкусные во всем мире лепешки.

Отцу семь лет – он ясно помнит, как мама ушла получать хлеб по карточкам, а пришла со слезами на лице и… с двумя булками хлеба. Это было такое невиданное за всю его детскую жизнь событие! Две булки хлеба… И мама плачет: война кончилась… Отец рассказывал эту историю с паузами, стараясь не выдать волнения и дрожи в голосе – тогда Лена и поняла, увидев грустное папино лицо с влажными глазами, – папа плачет. Она сидела тихо, слушала, старясь ничем не огорчить его.

Лене было пять или шесть лет. Она не помнит, где были родители в тот день, и как ей попалась в руки небольшая картонная коробочка с крышечкой, бывшая упаковка от чего-то. С любопытством она открыла её, и в руках оказалась… история в виде холодного светлого металла. История ее дедушки Ефима. Папа однажды показывал ей медали, рассказал почему их немного – не успел дедушка повоевать, как ушел в первые дни войны, так и остался там, под Москвой, в братской могиле. Скромна была память о солдате из Сибири – несколько боевых медалей и информация, что погиб в боях, защищая Столицу нашей Родины. Даже фотокарточки деда не сохранилось.

Лена держала в руках медаль «За отвагу»: три самолета на верхней части круглой медальки, танк и буквы. Дедушка погиб, а медаль осталась. Солнечный луч появился на ладони девочки, голубая ленточка стала ярче, синие полоски по краям ровным контуром очерчивали бока верхней части медали. И… кровь! Дедушкина кровь! В углублениях, посередине кругляша бордовой густой смолой под пронырливым лучом солнца ясно и отчётливо выделялась эта страшная тайна. Девочка держала на ладони медаль, заворожённо смотрела на этот бордовый отголосок боли, так ярко вспыхнувший под весенним солнцем, и не в силах ощущать непонятное, холодное и необъяснимо страшное чувство, метнулась к комоду. Взяла иголку и аккуратно, миллиметр за миллиметром стала вычищать буквы от дедушкиной крови, от страха и боли…

Отец обнаружил на столе открытую коробочку, медали отца… Взял в руку медаль «За отвагу» и застыл. Он стоял тихо, молча. Слова «накосячила» Лена тогда не знала, но это чувство, будто бы произошло что-то непоправимое, разметало в ней хрупкий покой.

Две крупных слезы наперегонки покатились из папиных глаз… Две влажные полоски прочертили время на «до» и «после». Дяденьки могут плакать по-настоящему. Тихо. Открытыми глазами.

Чистые буквы медали впадинами глаз смотрели на отца пристально и жестоко…

 


Понравилась статья? Поделитесь с другими!


Top.Mail.Ru