Человек - это звучит гордо

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Человек - это звучит гордо28 марта 2018 года исполнилось 150 лет со дня рождения певца революции Максима Горького. Помните, с каким воодушевлением мы декламировали на уроках литературы: "Над седой равниной моря…"

Знакомьтесь, Абрам Венецкий

В марте 36-го года Максима Горького не стало. Студент Тобольского педтехникума откликнулся на это событие стихотворением "Бессмертный сокол":

Пускай ты умер, но в песнях смелых
И сильных духом всегда ты будешь
Живым примером, призывом гордым
К свободе, к свету.

Родился Абрам Венецкий в подгорье, в небогатой еврейской семье. Отец умер рано. Мать-инвалид с трудом поднимала четырех подростков. Опорой была старшая сестра, которая получала 60 рублей в артели "Труженица" за труд портным. Профессия позволяла подрабатывать. Абрам, старший сын, учился в школе №13, где посещал литературный кружок Семенюка. Стихи начал писать с 12 лет. Учитель разглядел рост молодого таланта и написал статью в газету "О начинающем поэте Венецком".

В 1934 году Абрам поступил в педтехникум, экзамены сдал неважно: русский язык и математику на "удовлетворительно", остальные - на "хорошо". Для зачисления этого было достаточно, для стипендии - нет. Повышенная стипендия составляла 70 рублей, обычная - 56 рублей. И снова за Абрама вступился учитель, который обратился к директору А.Е. Эристову с просьбой сделать исключение для Венецкого. И вот, ура! Уже не школяр, но студент и помощник семьи!

Как молоды мы были…

Правда, из стипендии удерживали
50 рублей на питание, зато сыты были. Выпускница 1939 года вспоминает:
"В столовой кормили хорошо. Хлеб по норме 800 г в день, первое, второе, компот, кофе или чай". И все экологически чистое, со своего хозяйства. В архиве сохранились прелюбопытные документы. Один из них - план на 1934/35 учебный год, который по ряду пунктов напоминает сводку председателя колхоза:
- расширить посевную площадь и животноводческое хозяйство, чтобы снабжать студентов продуктами питания;
- решительно улучшить работу столовых педтехникума, не допуская высоких цен на рационы;
- посеять 4 га картофеля, 1 га гороха, свеклы, репы, турнепса, 2 га овса;
- приобрести 5 коров, двух породистых свиней за счет стипендиальных средств и дотации ОблОНО;
- купить пару лошадей, добиться закрепления 10 га сенокоса…

И здесь же. Направить на курсы:
т. Агафонов - педагогика, т. Первухин - обществознание, т. Дудякова и т. Чукомина - в Москву.

Оставшиеся от стипендии деньги тратили на киношку, театр (галерка), конфеты-подушечки, а чаще отсылали домой. Общежитие (интернат) было бесплатным, с питанием. Хотя правила внутреннего распорядка были очень строгие: подъем с 7 до 8 часов, в 12 часов ночи должны тушить свет во всех комнатах. Вход посетителям разрешается только до 8 часов вечера. Лица, нарушившие режим, подлежат безоговорочному выселению. Хотя кто не без греха?

А иногда, на удивление,

украдкой пил кой-кто вино.

(Из поэмы выпускника 1939 года Петра Андреева)

Тобольск 30-40-х годов был городом студенчества: шесть техникумов и учительский институт. Друг друга называли так: педагоги - няньки, рыбтехникум - чебаки, зооветтехникум - кошкодавы, фельдшерско-акушерский - пупкорезы. Но драки были редкостью, разве что из-за девчат. Любимое место отдыха - горсад, где танцевали под духовой оркестр.

Звездный час начинающего поэта

Абрам увлеченно занимался общественной работой и продолжал писать стихи. Его печатали и декламировали по местному радио. На городских торжественных мероприятиях он уходил со сцены под гром аплодисментов. Еще бы, стихи о героях-челюскинцах, Сталине, Кирове, Ленине, о "Кошмарах прошлого"… И самое любимое - "Две юности":

Мы с тобой ровесники, Отчизна,

Нет предела радости моей!

Нам сегодня только девятнадцать,

Девятнадцать светлых Октябрей.

В родной альма-матер наш герой обрел верного друга - Ваню Головчанского, которого за энциклопедические знания уважительно звали Голова!

В 1937 году усиленно искали врагов. В педтехникуме одним из них оказался Венецкий. 20 марта 1937 года его обвинили в "мелкобуржуазном пессимизме, проповеди бессилия, что свидетельствует о вражеском влиянии и связи с чуждыми людьми" и исключили из комсомола. В защиту друга выступил только Иван. Уже упоминаемый Пётр Андреев так оценивал позицию большинства в 1937 году:

Сказать в защиту мы не смели,

К тому ж не знали, как сказать.

И мы настолько присмирели -

Боялись правду рассказать.

Беда подступила, как слезы к глазам

Ребятам дали закончить учебу. Вместе с однокурсниками они отдохнули в туристическом лагере, где занимались спортом, сдавали нормы на значки ГТО, "Ворошиловский стрелок". Получили назначение, многие предметниками, и в назначенный срок должны были приступить к работе в сельской школе. Но не все.

Еще в марте 1937 года по городу прошли массовые аресты ссыльных, членов небольшевистских партий,
в том числе анархистов. "Чуждыми людьми", оказывающими влияние на Венецкого, оказались портные артели "Труженица" А.А. Сангородская и Н.А. Эппельбаум. Абрам в артели не бывал, там работала его сестра. В педтехникуме математику преподавал А.С. Пастухов, ссыльный, убежденный анархист. Иван и Абрам ходили в математический кружок, который тот вел. С Венецким учителя сближала любовь к поэзии.

Пастухов-одиночка был чекистам не интересен. Нужна была контрреволюционная группа. И ее создали. Вы, верно, уже догадались, кто в нее вошел: да, Венецкий, Головчанский и Всеволод Денисов, на свою беду оказавшийся старостой кружка. "Неожиданно" выяснилось, что отец Севы служил у Колчака и пропал без вести.

В 4 часа утра 7 августа 1937 года все трое были арестованы. Камера следственного изолятора, где одновременно "проживали" 120 человек. Ни передач, ни тем более свиданий. Изолятор. Привезли в Тюмень - снова накладка: ночь, камеры переполнены. Поместили в относительно свободную, которая оказалась камерой смертников ("винт"). За одну ночь Абрам поседел.

Утром зачитали приговор. За контрреволюционную пропаганду и агитацию - 8 лет лагерей. Дальше был ГУЛАГ, работа на лесоповале 10 часов в день при десятидневной рабочей неделе.

Абрам Венецкий. Можно сказать, что ему повезло, в лагере он был бухгалтером. После освобождения уехал в Ленинград, куда перевез и семью. Сумел получить юридическое образование, работал адвокатом. Умер довольно рано, похоронен в Ленинграде.

Иван Головчанский во время отсидки получил травму позвоночника, но выжил, после освобождения уехал
в Казахстан.

Всеволод Денисов вернулся в Тобольск и смог устроиться на работу только вахтером общежития педтехникума.

Вот и суди теперь, уважаемый читатель: человек - это звучит гордо?

Елена Габибова

Другие полезные факты и интересные истории читайте в газете"Тобольск-Содействие" или в ее электронной версии


Понравилась статья? Поделитесь с другими!


Комментарии

Обсуждают