Особое мнение: О переименовании улицы Хохрякова в Тобольске

Рейтинг:   / 3
ПлохоОтлично 

Здравствуйте, уважаемая Елена Злобина!

И мне по прочтении вашего материала захотелось пройти по Абрикосовой. И на Тенистой улице постоять в тени. В тени, в холодке лучше думается. Хотя майские холода затянулись, а, стало быть, пространства для размышления в Тобольске пока предостаточно...

Я, собственно, о пассаже вашем в адрес бывшего Императора Николая II. Вот вы пишете: «…по приказу царя были расстреляны рабочие с Путиловского завода в Кровавое воскресенье, и погибли люди на Ходынском поле в день коронации Николая II, по официальным данным, более тысячи трехсот человек».

А у меня на этот счет иные сведения: «Много позже событий 9 января, когда одного из устроителей демонстрации - священника Гапона спросили: «Ну, как вы полагаете, о. Георгий, что было бы, если бы Государь вышел навстречу народу?», он ответил: «Убили бы в полминут, полсекунд!»

Однако с каким цинизмом тот же Гапон 8 января направил министру внутренних дел Святополк-Мирскому провокационное письмо. «Ваше превосходительство, - говорится в нем, - рабочие и жители Петербурга разных сословий желают и должны видеть Царя 9-го сего января, в воскресенье, в 2 часа дня на Дворцовой площади, чтобы ему выразить непосредственно свои нужды и нужды всего русского народа. Царю нечего бояться. Я, как представитель «Собрания русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга», мои сотрудники товарищи рабочие, даже все так называемые революционные группы разных направлений гарантируем неприкосновенность его личности».

По сути, это был вызов царю, оскорбление его личного достоинства и уничижение его власти. Подумать только, священник ведет за собой «революционные группы разных направлений» и, как бы похлопывая по плечу русского самодержца, говорит: «Не бойся, я гарантирую тебе неприкосновенность!», а сам при этом держит «камень за пазухой». Вот что провокатор Гапон заявлял накануне «мирного шествия»: «Если... не пропустят, то мы силой прорвемся. Если войска будут в нас стрелять, мы будем обороняться. Часть войск перейдет на нашу сторону, и тогда мы устроим революцию. Устроим баррикады, разгромим оружейные магазины, разобьем тюрьму, займем телеграф и телефон. Эсеры обещали бомбы... и наша возьмет».

Когда государь император Николай II ознакомился с петицией рабочих, то решил тактично отбыть в Царское Село, давая понять, что разговаривать на языке требований и ультиматумов не намерен. Он надеялся, что, узнав о его отсутствии, рабочие на демонстрацию не выйдут.

Однако организаторы шествия, зная, что встречи с государем не будет, не донесли этого до рабочих, обманули их и повели к Зимнему дворцу, чтобы устроить столкновение с силами правопорядка. Тщательно спланированная акция удалась. Примерно 300 тыс. человек приняли участие в демонстрации. Петербургские власти, поняв, что остановить рабочих уже невозможно, приняли решение хотя бы воспрепятствовать их скоплению в центре города. Как пишет историк О.А. Платонов в книге «История русского народа в ХХ веке»: «Главная задача состояла даже не в том, чтобы защитить Царя (его в городе не было), а в том, чтобы предотвратить беспорядки, неизбежную давку и гибель людей в результате стекания огромных масс с четырех сторон на узком пространстве Невского проспекта и Дворцовой площади среди набережных и каналов. Царские министры помнили трагедию Ходынки, когда в результате преступной халатности московских властей в давке погибло 1389 человек и около 1300 получили ранения. Поэтому в центр стягивались войска, казаки с приказом не пропускать людей, оружие применять при крайней необходимости».

Когда участники демонстрации двинулись к Зимнему дворцу, помимо хоругвей над толпами появились красные знамена и транспаранты с лозунгами «Долой самодержавие!», «Да здравствует революция!», «К оружию, товарищи!». От призывов перешли к действиям. Начались погромы оружейных магазинов, сооружались баррикады. Революционеры начали нападать на городовых и избивать их, спровоцировав столкновения с силами правопорядка, с армией. Они вынуждены были защищаться и применить оружие. Специально расстреливать демонстрантов никто не планировал. Тем более не отдавал такого приказа и царь Николай II, находившийся в царском селе.

Демонстрантов не загоняли в тупик. У них был выбор: встретив на своем пути стражей порядка, армейские подразделения, повернуть назад и разойтись. Они не сделали этого. Несмотря на словесные предупреждения и предупредительные выстрелы, демонстранты пошли на цепи солдат, которые вынуждены были открыть огонь. Было убито 130 человек, несколько сот ранено. Сообщения о «тысячах жертв», распространявшиеся либеральной печатью, являются агитационной выдумкой.

Теперь о Ходынском поле. Вы обвиняете в этой трагедии императора Николая. В чем вина Николая? В том, что он родился в царской семье? В том, что он оказался наследником?

Мне кажется, что в гибели этих тысяч людей виновата любовь к халяве. Ну и еще, конечно, неумение московских властей организовать большое мероприятие и незнание психологии любителей халявы.

Так в чем же вина Николая? Если и виновен, то только косвенно. Не предвидел. Не мог предвидеть.

А вот «матрос Хохряков убивал людей во время революции». Убивал осознанно, самостоятельно, как и сотни иных «революционных матросов». Не удивлюсь, если в каких-нибудь уральских городах существуют улицы имени Я.М. Юровского, Г.П. Никулина, М.А. Медведева, П.З. Ермакова; С.П. Ваганова, А.Г. Кабанова, П.С. Медведева, В.Н. Нетребина, Я.М. Цельмса - участников расстрела царской семьи в Ипатьевском подвале. Улицы имени тех, кто прикончил штыком собачку, а после этим же штыком добивал дочерей Николая. За что? За то, что им выпала доля быть детьми царя? Ну, да бог с ними, их уже 100 лет как нет - этих девочек. Но мы-то должны помнить, что с этого расстрела начались массовые репрессии, с них начался ГУЛАГ.

Нужно ли переименовывать эти улицы? Не нужно! Тем более вот вы пишете: «…подумайте о людях, которые живут сейчас на улице Хохрякова. Сколько времени и денег потратят они на изменения, которые необходимо будет внести в различные документы…» И я опять с вами согласен: зачем людям такие мучения? Даже если бы они жили на улице имени Чикатило. Извините, но не нужно! В свое время это был очень популярный человек. Книжонка о его преступлениях зачитывалась до дыр. К тому же - больной человек. Нашему бы обществу чуток толерантности добавить, и появилась бы такая улица. А пока нет, и слава богу.

Но я о Тобольске и его топонимах. Мне, например, жалко, что исчезла с лица города улица Кузнечная. Да, Алябьев - известный композитор, родившийся в нашем городе, отбывавший позже здесь ссылку, но постоянно рвавшийся отсюда уехать. Не любивший этот город.

А вот кузнецы жили здесь постоянно, чем же они городу не угодили? Я не за то, чтобы переименовывать, но как было бы хорошо, если бы в Тобольске была улица и Кузнечная, и Алябьева. А то ведь что получается: у нас улиц так много, что уже и названий для них не хватает, вспомните переулок Безымянный или улицы Северные. Сколько их Северных-то? Четыре или больше?

Или вот еще. На углу улиц Алябьева и Кирова стоял двухэтажный деревянный дом (в него еще часто автомобили въезжали), на первом этаже которого помещался продуктовый магазин и называли его «Кукуй» или «У Кукуя». Какое название верное, я не могу сказать, запомнил его на слух. Вообще-то официальным именем магазина, наверное, был, как обычно, номер, но покупатели называли так. Позже на улице Кирова построили новое кирпичное здание магазина и назвали его очень свежим и, главное, редким именем «Огонек».

А мне почему-то жалко, что исчезли и исчезают с карты Тобольска давние названия: «Кукуй», магазин Кицеля, улицы Мокрая, Солдатская, Туляцкая и прочие, и прочие… Конечно, кардинально ничего в нашей жизни от изменения названия не меняется, но в облике, в характере города, в его исторической памяти, наверное, происходит какой-то слом.

Хотя что это я? Для таких рассуждений есть исторический совет.

Вот такие плоды размышления, Елена, над вашим материалом. Значит, не зря вы его писали.

С уважением, Сергей Грязнов.

P.S. Позвольте еще. Есть в городе новая, совершенно новая улица им. Тутолмина. Алексей Григорьевич - заслуженный врач РСФСР, почетный гражданин г. Тобольска. И все вроде бы правильно, и улица совершенно новая. Но когда я слышу «улица ТутолминА» с ударением на последнем слоге, как-то неприятно от того, что люди, по незнанию, коверкают фамилию уважаемого человека. А ударение-то должно приходиться на первый слог улица ТУтолмина. Что делать с этим - ума не приложу?

Другие интересные факты, полезные истории, мнения можно узнать в газете"Тобольск-Содействие"или в ее электронной версии.


Понравилась статья? Поделитесь с другими!


Комментарии   

 
+9 # Ворон 08.06.2018 12:01
Елена Злобина действительно не зря писала материал - вон какой отклик Вы, Сергей, накатали! А вот на Ваш опус чего-то комментариев нет. Нет обратной связи, так сказать. Высказали свое мнение, вернее, повторили его за монархистами, оправдывавшими все действия будущего страстотерпца. Ваше право. Позвольте тогда и мне, человеку из мира истории (как научной дисциплины), высказать свое.
1. Николай II, как правитель, нес определенную долю ответственности за положение в стране. Не зря он написал в анкете опросника Первой Всероссийской переписи 1897 г. в графе "род занятий" - "Хозяин земли русской". Раз хозяин, наведи порядок. А если не умеешь, уступи место более грамотному. И давка на Ходынке, и Русско-японская война, революции, Ленский расстрел, Кровавое воскресенье, Первая мировая и последующая гражданская - все это на совести последнего императора. Как бы не пытались перенести вину на чиновников, военных, дворцовое окружение, последнее слово - всегда за руководителем. Большая сила - большая ответственность. И неважно, Ленин, Сталин, Петр I - любой правитель несет полную ответственность за состояние в своей стране. Вы ж не будете спорить с тем, что если дом упадет, то, в первую очередь, это вина хозяина, который не позаботился об укреплении, ремонте, постройке нового дома? Или все-таки будете безумно перекладывать вину на соседей, коммунальщиков, налоговиков, электриков и т.д.?
2. Идеального правителя не бывает, такова человеческая природа. Однако, государь государю рознь. Сравните Николая с его папенькой Александром III, или дедом Александром II. Да, один проводил ядовитые контрреформы, а другой давил общественное мнение. Тем не менее, ни один из них не допустил провала во внешней политике, волнений внутри страны и распада империи. А про Николая II только и слышно: не отдавал приказов, не было в столице, не виноват, хороший семьянин, святой. Похоже на отговорку, а не на здравый смысл.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+9 # Ворон 08.06.2018 12:01
3. Народ, выходя на улицы численностью в четырехзначное число и выше, просто так не бунтует. Это ради гнилых предвыборных лозунгов едва десятки сгоняют на площади. А когда по первому призыву (пусть и провокатора) в колонны моментально встают тысячи, десятки и сотни тысяч рабочих, что-то не ладно в датском королевстве. Вывод один: народ был доведен до ручки своим положением, питанием и прочим. Вот и пошел к царю-батюшке с поклоном о просьбой о помощи. А император вместо этого сбежал и передал право решать судьбу народа кучке реакционной армейщины, которая не преминула пустить в ход оружие против безоружной толпы. А там, между прочим, было полно женщин и детей. И пусть, как Вы говорите, было убито "всего" 130 человек. Но среди них - не менее 12 детей в возрасте от 14 до 17 лет, и не менее 7 женщин. Этого мало? А ведь царские войска не побоялись даже бога - под огонь попали иконы и хоругви, которые несли демонстранты! Вот так вот решались дела в православной стране, когда дело приняло скверный оборот.
4. Убили бы Николая тогда или нет, выйди он к народу, можно только гадать. Хотя безоружным миролюбиво настроенным людям трудно это сделать, да еще и при царской охране, без которой самодержец вряд ли бы показался, а тем более оказался в непосредственной досягаемости от своего народа. История не знает сослагательного наклонения. Альтернативная - всегда пожалуйста. Однако, судя по приведенным данным, Вы - далеко на альтернативщик. И с Вами можно вести разговор вне стен сумасшедшего дома.
5. Все-таки не стоит принимать так близко к сердцу (и разуму) слова агента эсеров, знатного оратора и провокатора Гапона (надеюсь, с этим общеизвестным фактом Вы не будете спорить?). За содеянное его покарали эсеры, ликвидировав через год за предательство партии и идей революции.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+10 # Ворон 08.06.2018 12:03
Кстати, Георгий Аполлонович был священником РПЦ, союзником незабвенного графа Витте, сторонником реформ Манифеста 17 октября и противником вооруженных методов борьбы. Это тоже общеизвестно и доказано. Мягко говоря, далеко не самый ярый противник монархизма в общем и Николая II в частности.
6. Власти города вряд ли сейчас интересуются темой переименования улиц. Выборы губернатора на носу, а там и подвижки в городской администрации наступят.
7. На революционеров-большевиков времен гражданской войны сегодня принято вешать всех собак - от массовых убийств до переименования объектов. И неважно, правда это или нет. Хохряков, Дзержинский, Киров, Ленин, Сталин - все в современной России воспринимаются как палачи. В этом нас пытаются убедить даже творческие деятели со своими киноподделками, хитами и "шедевриками". Так сказать, флагманы отечественной демократии. Россияне уже сыты по горло "обличительными" книжками Солженицына, подделками документов командой Яковлева, "шедеврами" Радзинского, "расследованиями" Сванидзе и Млечина. Не говоря уже о "научных" трудах перестроечного и постсоветского времени. Большевикам приписывают все в гипертрофированных размерах: если расстреливали, то непременно минимум десятками и каждый день; если грабили - то целыми обозами и обязательно церковную утварь; если пытали, то обязательно извращенно, долго и эффективно. Разумеется, такие случаи были - глупо отмахиваться от очевидных фактов. ФАКТОВ, а не бреда сивой кобылы. Но приписывать им лишнее, а тем более чужое - это как минимум неуважение к своей истории и чьим-то предкам, а то и статья за клевету.
8. Единственное, с чем я с Вами полностью согласен, так это то, что улицы, села, города НЕ НУЖНО переименовывать. Ни тогда, ни сейчас. Как показывает история, это крайне вредно. Именно это, по моему скромному мнению, и пыталась донести Елена Злобина.
С н/п, историк, не обремененный признаками интеллекта, но со здоровым чувством сарказма и реальным взглядом на жизнь.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
-3 # Freiwillige 09.06.2018 16:06
Прежде всего нужно помнить, что Хохряков был убийцей, причем убивал он намеренно и с удовольствием. Улицы не должны носить имена матросов-палачей, чтобы не вызывать раскол в обществе.
Лучше нейтральные названия.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Комментарии

Обсуждают