Зверье наперечет

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Зверье наперечетНаверняка вам не раз встречались данные о том, сколько животных обитает в окрестных лесах. Но задумывались ли вы когда-нибудь, откуда берутся эти цифры? Кто и как посчитал всех лесных обитателей?

По следу

Занимаются этим сотрудники Тобольского межрайонного отдела охоты службы охраны животного мира. Есть у них такой вид деятельности, как зимние маршрутные учеты. Зимой животным трудно остаться незамеченными - волей-неволей они оставляют на снегу следы. Вот по ним-то и ориентируются инспекторы охотнадзора. Весь Тобольский район пронизан маршрутами, средняя длина которых 10 километров. В январе и феврале инспектор проходит по маршруту и смотрит, сколько и каких зверей его недавно пересекали. Ну а дальше суммируются данные со всех 45 маршрутов, и по специальным формулам вычисляется среднее количество животных каждого вида. От того, меньше или больше стало зверей, зависит разрешенный лимит добычи в сезон охоты. То есть, если зайцев, к примеру, убавилось, то их поберегут и не дадут отстреливать ушастых. И обязательно определяют причину снижения численности. Лосям, допустим, летом пауты жизни не дают, многих лесные пожары пугают, и зверье уходит туда, где не горит.

Словом, ничего такого сложного в маршрутных учетах вроде бы нет. Ходи себе да считай следы. Так подумала я и отправилась с Юрием Олюниным, начальником Тобольского межрайонного отдела охоты службы охраны животного мира, в лес, на границу с Уватским районом, где проходит маршрут №24. Места мне знакомы - я тут уже и лосям соль подкладывала, и кабанов на вышке караулила. Кстати, встретила и старую знакомую - косулю, которую маленькой подобрал Юрий Михайлович. Теперь Машка выросла, но в лес уходить не хочет, привыкла.

Женщина на корабле

Вообще-то, проходить маршрут положено на лыжах. Но от избушки до точки отсчета - 12 километров, да сам маршрут - десять, да еще обратно вернуться надо… Я ясно понимала, что почти 50 километров на лыжах мне не пройти. Да и сто метров не осилить, я на них и стою-то плохо. Но добрый Юрий Михайлович сказал: поедем на снегоходах. Видно, мои прошлогодние катания на "Буране" по заснеженному руслу реки дали ему надежду на то, что я уверенно владею этим транспортным средством. А ехать в лес лучше на двух снегоходах - вдруг один заглохнет. Поэтому я лихо оседлала "Буран", не менее лихо выехала за ворота… и на ближайшем повороте, не вывернув руль, влетела в сугроб. Глянув на это, Юрий Михайлович вздохнул и решил вернуться.

Поехали на одном снегоходе. По накатанной тропе еще куда ни шло. Но на рыхлом снегу наш "Буран" постоянно кренился. Олюнин, как мог, выправлял его, но с таким балластом, как я, это было непросто. Через пару километров он сдался. Порядком взмокший, мой наставник решил вернуться за санями. А мне почему-то вспомнилась поговорка про женщину на корабле…

В санях я ехала, как боярыня Морозова. Так как в "буранных" санях можно только лежать, я вальяжно развалилась, со всех сторон укрытая полушубками. Портило поездку два момента: весь выхлоп от снегохода летит на тебя, и все нижние ветки, опять же, твои. Хотя они и сверху, на "Буране", хлещут. Меня пару раз так прижгло по лицу, что я осознала, как жестоко наказание розгами. Но, усаживая в сани, Юрий Михайлович меня пожалел и дал маску, вроде пейнтбольной.

Маршрут и дорогу к нему - узкую, только для снегохода - инспекторы прорубают заранее, но от снегопадов старые деревья все равно валятся на дорогу. Не раз и не два Юрий Олюнин доставал бензопилу или топор и отсекал мешающие проезду ветки. Приходилось и целые стволы распиливать. Так и продирались.

Техника на грани

В помощь инспекторам охотнадзора в этом году появились навигаторы. Включаешь его на начальной отметке, и он запишет весь маршрут, останется только распечатать. Вообще же, отчетности по учету немало. В карточке нужно отметить и температуру воздуха (если холоднее -25, работать нельзя), и глубину снега. Конечно, посчитать все следы, а также встреченных на маршруте птиц, причем отметить по категориям "лес, поле, болото".

Птиц нам не встретилось, зато выбежал заяц. Я впервые увидела косого вживую, да еще вот так, в лесу. Но он долго разглядывать себя не дал - только уши мелькнули. Еще на маршруте нам попались следы куницы, лисы и двух лосей. Юрий Олюнин сказал, что это неплохой показатель, бывает, вообще ни следа на маршруте. А в целом в этом году отмечается рост численности лося, лисицы, зайца, кабана, куницы, соболя, белки.

Еще в начале пути я обнаружила, что у меня непостижимым образом села батарейка в фотоаппарате. Жутко огорчившись, несколько кадров я сняла на телефон. Но техника подвела не только меня. У нас вдруг заглох снегоход. А до избушки было километров двенадцать… Глядя, как Юрий Олюнин копается в моторе, я думала: сколько же всего надо уметь инспектору охотнадзора! Кроме основных познаний про животных, он должен ходить на лыжах, ездить на снегоходе, машине, тракторе (бездорожье же кругом), да еще и чинить весь этот транспорт… А еще - быть сильным и терпеливым, поняла я спустя некоторое время. Техника снова подвела, на подъеме снегоход встал. Двухметровые, из металла сваренные сани мы толкали в горку сами. Вернее, тянул Юрий Михайлович, а я помогала изо всех жалких силенок.

До дому мы все же добрались. Главное - маршрут прошли. А таких вот маршрутов у каждого инспектора по 7-8… Так вот и создается статистика.

Анастасия Мальцева.


Понравилась статья? Поделитесь с другими!


Комментарии

Обсуждают