"Тутен-хоп" из Тобольска

Рейтинг:   / 5
ПлохоОтлично 

"Тутен-хоп" - первый сибирский пароход "Основа" из ТобольскаКогда-то, давно, пароходов у нас в Тобольске, да и в Сибири, вообще не было. До тех пор, пока тюменский купец Наум Тюфин не заимел первый сибирский пароход, с рассчитанным на перспективу, названием - «Основа». Ровно 169 лет миновало - как тюфинская «Основа» в 1843 году открыла сибирскую пароходную навигацию от Тюмени до Тобольска.
Совершила первый рейс, длившийся ровно пять суток и шесть часов. Долгонько, конечно, но, главное, начало было положено. Для той самой задуманной перспективы, прецедент создан. Случай, служащий примером для случаев последующих. Не слишком скорых, но все же... В 1858 году была «высочайше дарована привилегия на учреждение пароходства между городами Тобольском и Березовом, и селением Обдорском» первой гильдии екатеринбургскому купцу Рязанову. Как видим, в нашу Тобольскую губернию пошли инвестиции из губернии Уральской. Правда, в 1858 году, привилегия екатеринбургскому купцу была предоставлена от 8 августа (по старому стилю) по новому выходило - 21-го, осень подступала, так что, одна навигация, была точно, потеряна. И с 1859 годом не получилось. Зато, ровно 18 мая (по старому стилю) 31-го (по новому), 1860 года, к Тобольской пристани пришвартовался еще один сибирский пароход. В 36 лошадиных сил, строился он (по частям) неким местным механиком в Екатеринбурге, собирали его в Туринске, где и спустили на воду, после чего он взял на буксир три баржи и с различными грузами отправился к Тюмени. По ходившим слухам, купец Рязанов для утверждения приоритета, хотел назвать свой пароход «Основатель». Но приглашенный маляр-дизайнер работал столь размашисто, что на борту судна у него уместилось только шесть букв. Получилось опять - «Основа». Видимо екатеринбургский купец решил, что и так не плохо, ну а мы останемся при полученном знании, что наша сибирская «Основа» появилась раньше уральской. А, главное, начиналась история Тобольск-Обдорского, Обь - Иртышского, и вообще... сибирских пароходств.
Но, ради правды жизни, придется рассказать о первой оценке этого события тогдашней современной сиюминутной местной прессой. Кстати, вполне официальным органом печати «Тобольскими губернскими ведомостями». Сначала «Губернские ведомости» стали порицать купца Рязанова и его компаньонов за то, что они решили доверить строительство парохода не иностранной фирме, а смастерили его с помощью местного самоучки. Имени самоучки газета не сообщала, зато изрядно поиронизировала над тем, что «в Тобольске о прибытии парохода узнали по ссоре на нем компаньона-управителя с машинистом». Причина ссоры оказывалась самой понятной: «из-за отказа механика-машиниста следовать дальше, вследствие начавшейся у него болезни... запоя». Здесь же автор статьи подсчитывает стоимость парохода и укоряет купца Рязанова за его дороговизну. А несколько позже, с насмешкой, сообщит, что с 1860 года, в остяцком (хантыйском) языке появилось новое слово - Тутэн-Хоп, что и означало - пароход. Поведает и о том, как Тутен-Хоп, он же - пароход, наконец «бросил якорь в Березово. Мальчишки из остяков и русских, тотчас познакомились с звуком его сигнала и, поделав дудочки, выучась подражать пароходному свистку, в течение трех суток, пока пароход стоял у города, постоянно сопровождали, якобы пароходными сигналами компаньона хозяина купца Рязанова, так что в городе решительно всякий мог знать каждую минуту, где компаньон-управитель; в гостях ли у окружного начальника, исправника, городничего, судьи, или у себя на пароходе. Оглушенный и сконфуженный таким приемом, компаньон-управитель в одну прекрасную ночь скрылся на пароходе вверх по Сосьве, без всяких уже сигналов».
Остается впечатление, что давний собрат - газетчик намекает, дескать, практический результат начавшего осваивать пути на сибирский север, пароходства, весь ушел в свисток. А вот и ответ на критику, иронию, насмешку, и все в той же тобольской газете. «Если всякое предприятие с гуманной целью, имеет право на некоторое участие, то, кажется, нельзя ожидать от всякого мыслящего человека сарказмов на неудачи этого предприятия на первом его шагу. То же самое сочувствие и добрый совет ожидало встретить и пароходство Тобольско-Березовское. Но оно встретило насмешку, гармонирующую с теми свистками, которыми, по словам газетчика, березовские мальчишки насмехались над пароходом. Над «тутен-хопом», этаким звукоподражанием, связанным с работой пароходной машины, придуманным склонными к юмору аборигенными русскими и остяцкими - хантыйскими березовскими ребятишками».
Впрочем, уже в самом скором времени, «Тобольские губернские ведомости» начали иметь постоянные и растущие доходы от рекламы развивающихся на Иртыше и Оби, на их притоках набирающих силу и значение пароходств. Пароход на Иртыше, на Оби, становился частью сибирского речного пейзажа. И дай Бог, чтобы так оставалось всегда. Из соображений не только практических экономических, но, даже, и эстетических. И духовных, душевных. Когда выйдешь на берег и видишь: пароход плывет. И так хорошо станет на душе.

Юрий Надточий


Понравилась статья? Поделитесь с другими!


Комментарии

Обсуждают