Выдающиеся личности

Три «звезды» Петра Ершова

Рейтинг:   / 3
ПлохоОтлично 

Портрет Ершова. Художник Н. Маджи Петр Павлович Ершов, чье 200-летие со дня рождения отмечается в этом году, был трижды женат. О женщинах, деливших свою жизнь с великим тоболяком, - статья краеведа Татьяны Солодовой.

Среди знакомых Ершова была молодая, очень красивая вдова Серафима Александровна Лещева, в девичестве Протопопова. 8 сентября 1839-го года они обвенчались. Серафиме Александровне исполнилось тридцать лет, и у нее было четверо детей. Двадцатичетырехлетний Ершов не побоялся взять ответственность за большую семью.

Женитьбе и с той, и с другой стороны предшествовали глубокие раздумья и колебания. Серафиму Александровну, конечно, очень беспокоила разница в летах, и то, что у нее на руках четверо детей, старший из которых, Александр, был младше будущего мужа всего на двенадцать лет. Колебался и Ершов. Он всем сердцем полюбил Серафиму Александровну и его не смущали ее дети; он очень переживал свое одиночество и не раз писал друзьям, что не может жить один. Однако порой Петр Павлович с сожалением думал, что его ждет «прощание со свободой», и сомневался, хватит ли его учительского жалования на содержание большой семьи.

Вот что пишет Ершов В.А. Треборну: «Если хочешь знать, кто моя жена, - скажу: вдова одного инженерного подполковника, Серафима Александровна Л-ва, а приданое – красота, ангельский характер и четверо милых детей. Так как я не искал ни знатности, ни богатства, то и надеюсь, что судьба наградит меня за доброе дело. Впрочем, я совершенно предаю себя воле Провидения…».

Молодой муж переехал жить к жене в дом, принадлежащий ее родственникам Протопоповым. Старшая дочь Серафимы Александровны, Феозва, которой в то время было одиннадцать лет, училась в Московском Екатерининском институте. Остальные ее дети: Александр – 12 лет, Александра – 8 лет и маленький трехлетний Николай Лещевы стали воспитываться Петром Павловичем, которого они очень любили и называли папенькой.

Ершов счастлив. Он пишет новым родственникам Протопоповым в Петербург, что считает своим долгом «никогда не заставить ни Вас, ни Серафиму Александровну раскаиваться в согласии. Спешу успокоить Вас насчет детей ее. Поверьте, что они найдут во мне все, что только я могу для них сделать. Бог, благословивший намерение мое счастливым успехом, даст мне и силы исполнить обет мой; а советы Ваши и родных Ваших облегчат мне важное столь воспитание».

Счастлива и Серафима Александровна. Она пишет брату: «Прошу любить моего Петра Павловича, как вы любили меня».

Поэт испытывает огромный приток творческой энергии. С 7 сентября по 9 декабря 1839-го года он пишет 14 стихотворений, многие из них посвящены Серафиме Александровне.

У Ершова была реальная перспектива переехать в Петербург. Уже после назначения его инспектором гимназии (1843 г.) Ярославцов пишет ему, что в Петербурге учреждается новая гимназия, и что у Ершова есть шансы перевода в северную столицу. Петр Павлович ответил ему: «...Может быть, я еще погуляю на берегах Невы, побеседую задушевно с друзьями; только теперь и нечего думать об этом…». По всей вероятности, Ершова останавливали в Тобольске отсутствие материальных возможностей для переезда, частые болезни жены. Да и по своему характеру он не был склонен «к перемене мест».

Жизнь в Тобольске устоялась, впереди была перспектива повышения по службе; в гимназии и в городе его многие любили и уважали; семья имела казенную квартиру при гимназии, которая полагалась Ершову как инспектору.

Но Бог не сохранил Серафиму Александровну, так же, как и всех рожденных ею в браке с Петром Павловичем детей. 25 апреля от очередных неудачных родов «ангел Серафима» умирает.

9 июля 1845-го года Ершов пишет Треборну: «Из всех потерь потеря жены самая горестная. Одна отрада у меня – ездить на ее могилу. Смотреть, как дети усыпают ее цветами, стараясь превзойти друг друга, припоминать прошлую жизнь и в глубине души молиться за успокоение усопшей…».

Вскоре после смерти Серафимы Александровны Петр Павлович пишет Феозве:

«Кажется, нечего напоминать тебе, что чувства мои к тебе и к твоим братьям и сестре не изменились: вы давно уже усыновлены мною любовию к Вашей маменьке. Надеюсь, что и ты, моя милая, сохранишь ко мне дочернее чувство…».

Летом 1845-г года Саша Лещева уезжает в Петербург учиться в том же Московском Екатерининском институте, что и ее старшая сестра Феозва. С Петром Павловичем остается только девятилетний Коля.

Через несколько месяцев, 23 октября 1846-го года, Ершов женится на Олимпиаде Васильевне Кузьминой. «Я увидел ее в церкви, познакомился с ее родственниками, ездил в поле (место гуляний в Тобольске – Т.С.) и кончил тем, что стал просить ее руки… Биография моей жены очень короткая. Она – дочь одной бедной вдовы, девушка 16 лет с чудесными глазами и самым невинным сердцем. Она жила в другом городе у одной знакомой, которая, заботилась об ее воспитании. В июне месяце она приехала повидаться с матерью и сестрами, остальное известно…».

Ершов пишет цикл стихов, обращенных к Олимпиаде Васильевне: «Оправдание», «Три взгляда», Моя звезда» и др. Стихотворение «Моя звезда» впервые было опубликовано более чем через сто лет после его написания.

Ночь несчастий потушила
Свет живительного дня
И отвсюду окружила
Мраком гибельным меня…
Вдруг, увитая лучами,
Мрачной ночи красота,
Воссияла пред очами
Неба новая звезда…

От брака Ершова с Олимпиадой Васильевной родились четыре дочери: две из них умерли - Серафима и Ольга. Людмила вышла замуж за ссыльного поляка, дворянина Даниила Миляновского, Юлия была замужем за учителем тобольской гимназии А.А. Смолевым.

И после женитьбы Ершов не оставляет заботы о своих пасынках. Он пишет им теплые письма: рассказывает, как живет их младший брат Коля, который остался в новой семье своего отчима; помогает материально, передает городские новости. Позже, окончив тобольскую гимназию, Николай, так же, как и его старший брат, уезжает учиться в Казанский университет.

Сложно судить, насколько Олимпиада Васильевна и Петр Павлович были внутренне близки друг другу: между ними имелось немалое возрастное расстояние – в шестнадцать лет. Мы не знаем, насколько была образована Олимпиада к своим пятнадцати годам выхода замуж (ее родственница пишет, что ей было к тому времени не 16, а 15 лет). Женившись на О. В. Кузьминой, Ершов должен был взять ответственность не только за материальное благополучие ее и будущих детей, но и за ее интеллектуальное развитие.

В 1853-м году Олимпиада Васильевна в возрасте 22 лет скончалась.

Через несколько месяцев теща Ершова, Елена Александровна и Ольга Васильевна Андронникова (тетя Олимпиады Васильевны), видя, что Петр Павлович впал в уныние, оставшись с тремя маленькими дочерьми, решили найти ему невесту.

10 февраля 1854-го года Ершов женится в третий раз. Его женой становится Елена Николаевна Черкасова, воспитанница Московского Екатерининского института, дочь генерал-майора, человека, имевшего «смелый взгляд на вещи и твердость воли». Ее родители умерли рано, и она воспитывалась вместе со своей сестрой у дяди.

О своей женитьбе Ершов пишет Треборну: «… привыкнув к семейной жизни, я не мог оставаться одиноким, особенно потому, что на руках моих остались трое малюток, и все девочки. Им нужна была мать, и Бог послал ее. В январе приехала в Тобольск дочь генерал-майора Черкасова. Я встретил ее в одном знакомом доме. Сначала она обратила мое внимание своим пением: чудное контральто, потом, познакомившись с нею, я оценил ее ум, образованность… Родным она тоже понравилась, наконец, наивные слова старшей пятилетней моей дочери: «Ах, папаша, как бы я желала, чтоб эта девица была моей мамашей», решили меня сделать предложение. Оно было принято…».

Елену Николаевну с полным правом можно назвать третьей «звездой» Ершова. Всегда ровная в обращении, добрая, заботливая и духовно близкая жена, друг и воспитатель детей: и своих, и падчериц – все они звали ее маменькой – привечающая уже взрослых детей Серафимы Александровны, когда они приезжали в гости в Тобольск, она освещала собой жизненный путь Петра Павловича. Он, будучи директором народных училищ Тобольской губернии, уезжая в длительные командировки на несколько недель, почти каждый день писал ей, начиная с обращения «Милая Елена!». «… мысли мои постоянно у Вас и с Вами… мне так приятно теперь припоминать все, даже малейшие подробности семейной жизни, что, кажется, готов целую ночь промечтать о Вас. Да что же мне и делать, когда ничто другое не идет в голову. Правду сказал А.К. (Ярославцов – Т.С.), что я создан для семейной жизни, и что одиночество мое все равно, что смерть...», - делится он с женой в одном из писем.

Елена Николаевна сумела очень органично войти в круг близких Ершову людей. Была дружна с его многочисленными родственниками. От этого брака у Ершова родилось восемь детей, из которых в детстве умерло четверо. Из его писем к В.А. Треборну и А.К. Ярославцову можно понять, как тяжело он переживал смерть каждого своего маленького ребенка:

«…за болезнию директора я должен был править его дела и, кроме того, по болезни учителя словесности на меня пало преподавание этого предмета. Но – это не главное. Главное – в семейных потерях, которыми Богу было угодно посетить меня. На одной неделе я имел несчастье похоронить сына и дочь – моих любимцев… Ум мой теперь весь в сердце. А сердце – на могиле детей» (1856 г.).

Из детей Ершова и Елены Николаевны в юношеский возраст вступили Владимир, Надежда, Николай, Александр. Надежда и Николай умерли молодыми…

Был ли счастлив Ершов в своей семейной жизни? Думается, что на этот вопрос, несмотря на потерю двух жен и многих детей, можно с уверенностью дать положительный ответ. Глубоко православный человек, он верил в Провидение Божие и загробную жизнь, в необходимость покорности Божиему Промыслу.

Ершов не только сам со смирением и верой в будущее соединение воспринимал смерть своих близких, но и учил этому детей.

В стихотворении «Моя молитва» Ершов писал:

 Да не узнает к ней дороги –
Ни скорбных опытов рука,
Ни буря жизненной тревоги,
Ни ядовитая тоска…
Когда ж Твоей угодно воле
Ей участь скорбную послать,
И Ты судил в земной юдоли
Ей терны бедствий испытать:
Спешу к твоей державной власти,
Молю, колена преклоня, -
О, обрати весь яд несчастий
На одного, творец, меня!..
Готов на все я испытанья!
Пусть рвется в муках грудь моя –
Мне будут сладостны страданья
При мысли счастия ея!

Эта его молитва, искренняя и благоговейная, одинаково может быть отнесена к каждой из трех женщин - «звезд», которые осветили собой его жизнь.

Татьяна Солодова


Понравилась статья? Поделитесь с другими!


Комментарии